Rusų ir lietuvių kalbų kursai Vilniuje

TIK 2.75 EUR už 1 AKADEMINĘ VALANDĄ (mažos grupės)

Animacija

Pradiniame rusų kalbos mokymosi etape rekomenduojame žiūrėti animacinius filmus. Primename, kad juos reikėtų žiūrėti kelis kartus. Pasistenkite suprasti, apie ką yra filmukas, ką kalba jo personažai. Raiškiai perskaitykite tekstą po filmukais. Neskubėdami, aiškiai ištarkite kiekvieną žodį.

Filmukų žodžiai dažnai kartojasi ir yra lengvai įsimenami – Jūs iš karto imsite juos vartoti!

Просто так

– Это мне?
– Тебе!
– А за что?
– Просто так!

– Просто так?
– Это всё мне?
– Тебе! Тебе.
– А за что?
– Просто так!

– Это мне?
– Тебе!
– А у меня ничего нет!
– Я дарю тебе! Просто так!
– Просто так! Просто так?

– Это мне?
– Тебе.
– А за что?
– Просто так!

Котенок по имени Гав

– Гав, гав, гав.
– Ты чего? Чего тебе нужно?
– Мне? Ничего.
– А зачем же ты меня зовешь?
– А я тебя не зову. Это я просто лаю. Гав.
– А меня так зовут. Котёнок – Гав.

Одни неприятности.

– Так. Значит это тебя зовут Гав? Да?
– Меня.
– Это очень, это очень плохо! Не годится котёнку иметь такое имя.
– А какое имя годится иметь котёнку?
– Самое подходящее имя для котёнка – Пушок или Мурзик.
– А мне больше нравится Гав.
– Я бы не советовал котёнку с таким именем – Гав спускаться во двор. Котёнка с таким именем во дворе ждут одни неприятности.
– А какие они – эти неприятности?
– А вот увидишь.
– Они меня ждут, эти неприятности? Я пошёл.

Много слева, много справа всяких неприятностей.
Много неизвестностей и там и тут.
Где – то ждут котёнка Гава неприятности.
А зачем они его ждут?
Раз, два, три – пять.
Кто со мной играет в прятки,
Убегайте без оглядки,
Я иду искать.

– А где же они, эти неприятности? Никого нет. Здравствуй. Ты, наверное, хочешь поиграть со мной? Что же ты не отвечаешь? Давай, я буду догонять, а ты убегать. А теперь я буду убегать, а ты догоняй. Не догнала, не догнала, не догнала.
– С кем это ты разговариваешь?
– С ней.
– Это твоя собственная тень. Она разговаривать не умеет.
– Не умеет. Но она всё понимает. А вот неприятностей нигде нет.

– Эй, ты! Малыш! Иди-ка сюда.
– Здравствуйте.
– Как тебя зовут?
– Гав.
– Что – оо?
– Гав.
– Гав, Гав? Ты ещё дразнишься?
– Ну, друг мой, убедился, что во дворе тебя ждали одни неприятности?
– Нет. Не убедился. Я их искал, искал, уже почти нашёл, но меня собака прогнала.

Где лучше бояться.

– Ой, ой.
– Гав, Гав, ты где?
– Я тут.
– А что ты делаешь?
– Боюсь.
– А давай бояться вместе.
– А знаешь что, пойдём лучше вниз бояться.
– Нет. Здесь грозы совсем не слышно. Поэтому и бояться не интересно. Я лучше пойду и снова побоюсь на чердаке.

Середина сосиски.

– Это у тебя что?
– Сосиска. А ты тоже идешь обедать?
– Нет. Я ещё не могу обедать, потому что я еще не завтракал.
– А хочешь, мы эту сосиску вместе съедим?
– Хочу. Только, как же мы её будем делить?
– Очень просто. Вот тут начало сосиски. Тут конец. А вот тут середина. Я начну есть сосиску с начала, а ты с конца.
– Нет. Лучше я с начала, а ты с конца.
– Встретимся на середине. Раз, два, три.
– Н-да. Что-то мы уж очень быстро встретились. А ты уверен, что середина сосиски была именно на этом месте?
– Теперь уже неважно. Всё равно никаких других нет, сосиски не осталось.

Это не меня. Это они просто так лают.

Как Львенок и Черепаха Песню Пели

Жил в Африке львёнок. Звали его Рррр- мяу. Да, да, его так и звали: Рррр- мяу. Вот, вышел он однажды погулять по пустыне и встретил большую черепаху. Черепаха лежала на солнышке и мурлыкала себе под нос весёлую песенку. Слышите?

Я на солнышке сижу,
Я на солнышко гляжу…
Всё лежу и лежу-у
И на солнышко гляжу.

– Какая хорошая песенка. Я подойду поближе.

Он подошёл поближе. А черепаха мурлыкала себе под нос, не замечая львёнка, потому что глаза у неё были закрыты от удовольствия.

Носорог – рог – рог идет,
Крокодил – дил- дил плывет.
Только я все лежу
И на солнышко гляжу…

Львёнок подкрался совсем близко, лег на песок рядом с черепахой и приподнял одно ухо.

– Ну, да. Что бы лучше слышать.

Рядом львёночек лежит
И ушами шевелит,
Только я – я все лежу
И на львёнка не гляжу.

Черепаха допела песню и открыла глаза.

– Здравствуй. Я большая черепаха. А ты кто?
– А я львёнок Рррр- мяу. Мне очень нравится твоя песенка.

Я на солнышке сижу,
Я на солнышко гляжу…
Все сижу и сижу-у
И на солнышко гляжу.

-Не „сижу“, а „лежу“…
-Это ты лежишь, а я сижу!

Носорог – рог – рог идёт,
Крокодил – дил – дил плывёт.
Только я все сижу
И на солнышко гляжу…

-И все-таки надо петь – „лежу“! Это же я придумала.
– Ну, как же я буду петь лежу, если я сижу.
– А ты ляг. И тогда всё будет по правилам. Ты будешь лежать и петь. «Только я всё лежу».
– А я не люблю лежать, я люблю бегать. Ну, в крайнем случае сидеть.
– Ты же лежал, когда подкрался ко мне.
– Я лежал только для того, чтобы подслушать песню. Я лежу только в особенных случаях.
– Ну, а как же ты спишь? Сидя, что ли?
– Нет. Нет, сплю я лёжа. Но когда я сплю, я же не пою.
– А ты представь себе, что спишь и поёшь.
– Попробую. Давай начнём сначала. И-иии раз:

Я на солнышке сижу,
Я на солнышко гляжу…
Всё лежу и лежу-у
И на солнышко гляжу.

– И всё-таки это не по правде. Ведь я сплю с закрытыми глазами и, значит, солнышко видеть не могу.
– А ты открой глаза и представь, как будто ты спишь с открытыми глазами и поёшь.
– Хорошо, попробую. И-иии раз:

Носорог – рог – рог идёт,
Крокодил – дил – дил плывёт.
Только я все лежу-у
И на солнышко гляжу…

– А теперь ты пой одна. Ведь я не могу петь сам про себя.

Рядом львёночек лежит
И ушами шевелит,
Только я – я все лежу
И на львёнка не гляжу.

– Ой, какая красивая песня. Просто замечательная песня. А теперь, теперь покатай меня, а? Э-эээ- эх.

Когда солнышко закатилось, они расстались.

– До свидания, больша-ая черепаха. А ты, а ты придумаешь завтра новую песню?
– Конечно. Приходи завтра.
– Хорошо. До завтра.

Носорог – рог – рог идёт,
Крокодил – дил – дил плывёт.

Он шёл и по дороге всё время думал: «Ну, как же это всё-таки можно спать с открытыми глазами и в то же время ещё и петь песню? Не понимаю.»

Только я – я все сижу-у, ой- ой, лежу-у
И на солнышко гляжу…

38 попугаев

– Ползёт.
– Ползёт. Ползёт.
– И там ползёт. А что это ползёт?
– Я ползу.
– Ааа. А куда ты ползёшь?
– Сюда, сюда ползу.
– Всё? Теперь ты уже весь приполз?
– Весь.
– Какой ты..
– А какой?
– Длинный.
– Длинный. Это я и сам знаю. А какой длинный?
– Очень длинный.
– Очень. Очень. Очень – это не то!
– А что то? А теперь ты что делаешь?
– У меня есть мысль. Мысль, и я её думаю.
– Какая мысль?
– У меня есть мысль измерить свой рост.
– Какая хорошая мысль. А можно я её тоже немножко подумаю?
– Думай, думай.
– Придумала.
– Как?
– Очень просто. Надо сложиться пополам. Так!
– Ну?
– Вот голова, а вот он хвост. Складываемся ещё раз.
– Ну?
– Всё ясно!
– Что ясно?
– Твой рост будет: две твоих половины или четыре половины половины.
– Так. Нет. Так не получится!
– Почему не получится?
– Потому что меня половинами мерить нельзя!
– Почему нельзя?
– Потому что я целый.
– Ну, тогда я и не знаю, как.
– А ты, пожалуйста, ещё подумай.
– Я про одно и то же не умею думать два раза.
– А что это вы такое делаете, извините?
– Мы меня меряем.

– Только мы не знаем, как.
– А когда не знаешь, как, нужно у кого-нибудь спросить.
– Давай у тебя спросим.
– У меня? У меня лучше не надо, извините.
Давайте лучше спросим у попугая.
– Давайте, давайте, спросим у меня. Спрашивайте.
– Я хочу измерить свой рост. Ты не мог бы мне помочь?
– Могу. Я могу измерить твой рост в попугаях.
– В попугаях?
– В попугаях?
– А как это?
– Очень просто. Сколько попугаев в тебя поместится – такой у тебя рост.
– Очень надо! Я не стану глотать столько попугаев.
– А зачем же их глотать. Во-первых, глотать никого не надо. А во-вторых, и одного попугая хватит. Меня.
– Ну, если глотать не надо.. Тогда меряй в попугаях.
– Раз, два, левый, правый, дважды два, очень просто измеряются удавы, пятью пять, любого роста. Твой рост 38 попугаев и ещё одно попугайское крылышко. Но крылышко можно не считать.
– Прекрасно. Это прекрасно. Это прекрасно.
– А чем ещё можно мерить рост?
– Всем!
– И мартышками можно?
– Можно!
– Раз, два, левый, правый. Всё. Он уже весь кончился.
– Пять мартышек.
– А теперь слонёнками. Раз, два. Два, извините.
– Два слонёнка.
– Пять мартышек.
– 38 попугаев.
– А в попугаях я гораздо длиннее.

Крокодил Гена и Чебурашка

Внимание, внимание! Поезд номер 8 « Москва – Ялта» отправляется с 8 пути в 8 часов по московскому времени. Повторяю: по московскому времени с 8 пути.
– Чебурашка, Чебурашка, где ты?
– Да вот он я. Ген, вот он.
– Граждане, предъявите билетики.
– Гена!
– Что?
– Билетов-то нету! Может, ты проглотил?
– Вряд ли.
– Вы знаете, а они были, честное слово, были.
– Были они.
– Были. Были да сплыли. На следующей станции высадим.
– Ой, Гена! Смотри!
– Стой! Стой!
– Будете знать, как без меня кататься!
– Стой! Стой!
– Стой – постой, карман пустой. -Стой – постой, карман пустой.
– Ну что ж, пойдём домой. А знаешь, Чебурашка, осенью на шпалах никогда не бывает ни луж, ни грязи.
– Знаю, Гена. Это здорово.
– Это очень хорошо.
– Гена, тебе очень тяжело нести вещи?
– Ну, как тебе сказать, Чебурашка? Очень тяжело.
– Слушай, Гена, давай я вещи понесу, а ты возьми меня.
– Это ты здорово придумал.
– О! Чемоданчик! Пригодится. Порядочек. А теперь вперёд!
– И самое главное, Чебурашка, что если идешь по шпалам, то никогда не заблудишься. Понятно?
– Понятно.
– Ой, смотри, Гена, это что – ягоды?
– Да нет. Это не ягоды. Это орехи.
– Тортик. Шоколадный. Изготовлен 1 апреля. Свеженький.
– Ген, смотри, что я нашёл.
– Это, наверное, туристы потеряли. Надо им вернуть.
– Караул! Это ваша работа?
– Да нет. Мы сами попались.
– А кто их тогда поставил?
– Туристы.
– Я им покажу, как Чебурашек обижать. Браконьеры несчасные! Я вас найду!
– Сахарный песок. Сейчас! Сейчас я вам устрою «сладкую жизнь».
– Ой, мама, спаси!
– Да ну их, эти капканы.
– Правильно!
– Будем рыбку ловить. Давай дитнамит.
– Бери.
– Ложись!
– Братцы, что рыба?
– Да это же торт, настоящий.
– А что же мы, братцы, есть будем?
– А сеть на что?
– Голова, ты Петя. Зазвонит – тащи.
– А придумал кто?
– Кто, кто? Петя!
– Почему вы такие грязные?
– Мы в речке купались.
– В речке? А кто её загрязнил?
– Фабрика.
– Подождите здесь. Безобразие!
– Природу отравляют.
– Войдите.
– Здрасте.
– Здравствуйте.
– Мы насчёт загрязнения реки.
– А что, загрязняем?
– Очень загрязняете!
– Всё! Всё, всё! Прекратим немедленно. Зарыть трубу! Вы меня поняли?
– Значит, уберёте трубу?
– Непременно!
– До свидания.
– До свидания.
– Ну, что, Крокодил? Порядок?
– Всё! Речка чистая.
– Как дела, Чебурашка?
– Можно купаться!
– Чур я первый. Ах, так!
– Речка будет чистая! Ура!
– Братцы, звенит! Что-то попалось!
– Прячьтесь!
– Наверное, осетрина!
– А крокодил вам не нужен?
– Караул! Спасайся, кто может!
– Лариска, след! Хватай их, держи!
– Вот вам подарок.
– Ну, это же- лягушонок!
– Ну, он зелённый.
– Спасибо. Только давайте его отпустим. Пусть прыгает.
– Очень жаль, ребята, что мы ничего не можем вам подарить.
– Зачем? Вы нам речку подарили. Чистую!
– Бери свой тортик. Свеженький.
– Спасибо.
– Гена, ваши вещички.
– Здравствуй, Чебурашечка.
– Здравствуйте.
– Э! Видишь- птичка!
– Где?
– Всё, улетела птичка. Тортик – ля-ля.
– А, ну, ровняйсь! Привести себя в порядок! А это что за верёвка?
– Мама! Мы больше не будем!
– Ну, кто это придумал? Кто, кто?
– Я.
– Болда ты, Петя.
– Вот вам деньги и билеты. Берите.
– Спасибо.
– А у вас есть билеты?
– Условности. Я и на крыше доеду.
– Нет. Нет. Нет. Вы поедете в купе, вместе с Чебурашкой. Чебурашка маленький, а вы всё-таки -дама.
– Дама. Спасибо, Гена Крокодил.Слова песни „Голубой вагон“Медленно минуты уплывают вдаль,
Встречи с ними ты уже не жди.
И хотя нам прошлого немного жаль,
Лучшее, конечно, – впереди!

Скатертью, скатертью дальний путь стелется
И упирается прямо в небосклон.
Каждому, каждому в лучшее верится!
Катится, катится голубой вагон!

Может, мы обидели кого-то зря –
Календарь закроет этот лист.
К новым приключениям спешим, друзья!
Эй, прибавь-ка ходу, машинист!

Скатертью, скатертью дальний путь стелется
И упирается прямо в небосклон.
Каждому, каждому в лучшее верится,
Катится, катится голубой вагон!

Голубой вагон бежит-качается,
Скорый поезд набирает ход.
Ну, зачем же этот день кончается?
Пусть бы он тянулся целый год!

Скатертью, скатертью дальний путь стелется
И упирается прямо в небосклон.
Каждому, каждому в лучшее верится,
Катится, катится голубой вагон!

Трое из Простоквашино

– Неправильно ты, Дядя Федор, бутерброд ешь: ты его колбасой кверху держишь, а надо колбасой на язык класть- так вкуснее получится.
– А откуда ты знаешь, что меня Дядей Федором звать?
– Я в нашем доме всех знаю. Я на чердаке живу, и мне всё видно. Кот Мотроскин меня зовут. Это фамилия такая. Только сейчас мой чердак ремонтируют, и мне жить негде. Дядя Федор, а у тебя только один неправильный бутерброд был?
– Дома ещё есть. Хочешь? Пошли ко мне жить.
– Меня мама твоя прогонит.
– О, ничего не прогонит! Может, папа заступится.
– Что-то у нас кошачьим духом пахнет. Не иначе, как Дядя Федор кота притащил.
– Ну и что! Один кот нам не помешает.
– Ну, тебе не помешает, а мне помешает. Ну ты сам подумай, какая от этого кота польза?
– Ну, почему обязательно – польза? Какая, например, польза от этой картины на стене?
– От этой картины на стене очень большая польза: она дырку на обоях загораживает!
– Ну и что? И от кота будет польза, он мышей ловить может.
– А у нас нет мышей.
– А мы заведём.
– Ну, если тебе этот кот так важен, пожалуйста, выбирай: или он, или я!
– Ну, ну, ну! Ну, я тебя выбираю. Я с тобой уже давно знаком. А этого кота первый раз вижу.
– Дорогие мои родители папа и мама. Я вас очень люблю, но и зверей я тоже люблю.
– Особенно всяких кошек.
– Да. А вы не разрешаете мне их заводить. Поэтому я уезжаю в деревню. И буду там жить. Ваш сын Дядя Федор.
– И кот.
– Здравствуйте. Возьмите меня к себе жить. Я вам буду всё охранять.
– Ещё чего! Мы сами нигде не живём. Ты к нам через год прибегай, пока мы хозяйством обзаведёмся.
– Ты, Мотроскин, помолчи. Хорошая собака ещё никому не мешала. Давай лучше узнаем, нет ли в деревне свободного домика.
– Да, есть, есть! Я вам один дом покажу. Там никто не живёт. Хозяева за реку переехали.
– А печка там есть?
– В полкухни. Ну, что, возьмёте меня к себе жить? Или мне потом прибегать? Через год?
– Возьмём. Возьмём! Втроем веселее! Тебя как зовут?
– Шарик. Я из простых собак, не из породистых.
– А меня Дядя Фёдор зовут. А это кот Мотроскин.
– Фамилия такая.
– Очень приятно.- Будьте здоровы.
– Спасибо.
– А ты, мальчик, чей? Ты откуда к нам в деревню попал?
– Я ничей, я сам по себе мальчик. Свой, собственный. Я из города приехал.
– Так не бывает, чтобы дети сами по себе были. Дети, обязательно, чьи-нибудь.
– Это почему не бывает? Я, например, кот, сам по себе кот. Свой собственный.
– И я свой собственный.
– А вы, собственно, почему интересуетесь? Вы не из милиции, случайно?
– Нет, я не из милиции. Я из почты. Я почтольон тутошный. Печкин. Поэтому я всё должен знать, чтобы почту разносить. Вы, например, что будите выписывать?
– Я буду «Мурзилку» выписывать.
– А я про охоту что-нибудь.
– А я ничего не буду. Я экономить буду.
– Что это мы всё без молока и без молока, так и умереть можно. Надо бы корову купить.
– Надо бы, да где денег взять?
– А может, занять у соседей?
– А чем отдавать будем? Отдавать надо!
– А отдавать будем молоком.
– Если молоком отдавать, зачем тогда корова?
– Значит, надо что-нибудь продать.
– А что?
– А что-нибудь ненужное.
– Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет.
– А давай, Шарик, мы тебя продадим!
– Это как так, меня?
– Никого мы продовать не будем. Мы пойдём клад искать.
– Ура! А что такое склад?
– И как это я сам не додумался про клад? А теперь коровку купим. И в огороде можем не работать. Мы всё можем на рынке покупать.
– И в магазине. Мясо лучше в магазине покупать.
– Почему?
– Там костей больше.
– Ура!!! Склад!!!
– Отдай! Отдай! Отдай! Попался! Этот галчонок у меня рубль олимпийский украл. Его надо в поликлиннику сдать, для опытов.
– Нельзя его в поликлиннику сдавать. Мы его вылечим и разговаривать научим.
– А чего это вы в сундуке везёте?
– Это мы за грибами ходили. Ясно вам?
– Конечно, ясно! Чего же тут не ясно? Они бы ещё с чемоданом пошли!
– Это ты виноват! Всё ему разрешал. Он и сбаловался.
– Просто он зверей любит, вот и ушёл с котом. Надо, чтобы в доме и собаки были, и кошки, и приятели- целый мешок, и всякие там жмурки-пряталки. Вот тогда дети и не станут пропадать!
– Тогда родители пропадать начнут. Потому что я и без того на работе устаю. У меня еле – еле сил хватает телевизор смотреть. И вообще, ты мне свои глупости не говори. Ты лучше скажи, как нам мальчика разыскать?
– Надо заметку в газету напечатать. Что пропал мальчик, зовут Дядя Фёдор, рост метр двадцать, если кто увидит, пусть нам сообщит.
– Ой, что это мы зря его кормим! Пусть пользу приносит. Ну, скажи: «Кто там? Кто там?». Ну, скажи: «Кто там, кто там, кто там?».
– Что, тебе делать нечего?
– Ты бы его лучше песни какой-нибудь выучил или стихотворению.
– Песни и я сам петь могу, только от них пользы нету.
– А от твоего «кто там» какая польза?
– Такая!
– Какая?
– Прийдёт чужой человек, когда нас дома нет..
– Ну?
– Начнёт в дверь стучать, галчонок спросит: «Кто там?». Человек подумает, что кто-то у нас дома есть, и ничего у нас воровать не станет. Ясно тебе?
– Кто там? Кто там?
– Ура! Заработало!
– Кто там?
– Это я, почтольон Печкин. Принёс заметку про вашего мальчика.
– Кто там?
– Это я, почтольон Печкин. Принёс заметку про вашего мальчика.
– Кто там?
– Да никто!!! Это я, почтольон Печкин! Принёс заметку про вашего мальчика.
– Кто там? Кто там? Кто там? Кто там? Кто там? Кто там?
– Кто там?
– Это я, почтольон Печкин, принёс заметку про вашего мальчика.
– «Пропал мальчик. Глаза голубые. Рост метр двадцать. Родители его ищут. Нашедшего ждёт премия – велосипед.
– Не горюй, Дядя Фёдор, да мало ли таких мальчиков!
– Может, и немало, но велосипеды и не за каждого дают. Сейчас я буду вашего мальчика измерять.
– «Мои папа и мама! Я живу хорошо, просто замечательно. У меня всё есть.» Ой.
– «Мои папа и мама, я живу хорошо, просто замечательно. У меня всё есть. Есть свой дом. Он тёплый. В нём одна комната и кухня. Я без вас очень скучаю. Особенно по вечерам. А здоровье моё не очень. То лапы ломит, то хвост отваливается. »
– «А на днях я ленять начал, старая шерсть с меня сыплется, хоть в дом не заходи, зато новая растёт, чистая, шелковистая. Так что лохматость у меня повысилась. До свидания. Ваш сын Дядя Шарик».
– Что у него повысилось?
– Лохматость. Он теперь может зимой на снегу спать.
– Я ничего не понимаю. Может, мы с ума сошли? Может, это у нас лохматость повысилась? И мы можем на снегу спать?
– Если бы мы с ума сошли, то не оба сразу. С ума по одиночке сходят, это только гриппом все вместе болеют.
– Здравствуйте, я почтальон Печкин из Простоквашино. Это вы велосипеды за мальчиков даёте?
– Это ты виноват, что Дядя Фёдор заболел!
– Это почему же- то я?
– Почему, почему? Ты же напоил его холодным молоком. Да ещё хвастался: « Вон какое холодное молоко моя корова даёт! Холодильник покупать не надо!»
– Кто там?
– Свои.
– В такую погоду свои дома сидят, телевизор смотрят, только чужие шастают! Не будем дверь открывать!
– Откройте! Это мои папа и мама приехали.
– Видите? До чего они вашего ребёнка довели! Их надо немедленно в поликлиннику сдать для опытов.
– Где у вас малина?
– Вот она, пожалуйста!
– Ой, я и не знала, что коты такие умные бывают. Я думала, они только на деревьях кричать умеют.
– Подумаешь! Я ещё и вышивать могу …и на машинке тоже…
– Ты, сынок, как хочешь, но мы тебя в город заберём. Тебе уход нужен.
– А если ты кота хочешь взять или Шарика или ещё кого – бери!
– Мы возражать не будем.
– Ну, Мотроскин, поедешь со мной?
– Я бы поехал, кабы один был. А корова моя? А хозяйство? А запасы на зиму?
– А ты, Шарик?
– Мы останемся. Ты лучше сам к нам приезжай на каникулы.
– Или в гости по выходным.
– Стойте, стойте! Вот, держите, вам с ним веселее будет.
– Это кто там?
– Это я, почтольон Печкин, принёс журнал «Мурзилка».
– Ой, как неудобно. Мы совсем про Печкина забыли.
– И правильно. Он такой вредный.
– Извините, я почему вредный был? Потому что у меня велосипеда не было. А теперь я сразу добреть начну. И какую-нибудь зверушку заведу. Чтобы жить веселее. Ты домой приходишь, а она тебе радуется.Приезжайте к нам в Простоквашино!

Šeškinės g. 35

,

Vilnius

,

+370 6 544 73 31

,

info@rusukalba.lt